LittleHobby (littlehobby) wrote,
LittleHobby
littlehobby

Пропитка топора

Топор в хозяйстве современного городского жителя, если говорить откровенно, не самая нужная вещь. Я, конечно, не могу говорить за всю Одессу - всегда есть исключения. Однако, плотников сейчас в городской черте днем с огнем не сыщешь. Отопление, если  речь идет о частном доме, в основном, на природном газе. Вот и остается только пару раз в месяц в теплый сезон поколоть дрова для мангала, да в турпоходе костер организовать.

Но есть в них (топорах) что-то притягательное, мужское и первобытное. Не зря в интернете полно форумов (в том числе и зарубежных), посвященных топорам. Отсюда и огромное количество видов топоров, совершенно неприменимых в реальной жизни - боевые топоры, метательные топоры, модные «таежные» топоры (которыми настоящие жители тайги никогда не пользовались) и т.д.  

Вот и я решил немного окунуться в топориную тему, заодно привести свои топоры в порядок.
Есть у меня три топора. И все они старше меня. И как видно на фотографии, все они, до недавнего времени, пребывали в плачевном состоянии.
 

 
Топоры самые обыкновенные - советский ширпотреб без рода и племени. Но обращает на себя внимание характерный звон от удара по полотну топора - долгий и высокий. Из них в работе был лишь один - тот что насажен на топорище. Надо сказать, что не смотря на удручающий вид, со своими задачами справлялся.
В общем-то, топорище - это расходный материал и цена вопроса копеечная - купить березовое топорище и насадить на него топор, расклинив железным клином по диагонали. Такой топор легко прослужит несколько лет.
При этом многие поступают еще проще - в случае необходимости просто покупают новый топор в сборе. Честно говоря, когда цены на топоры начинаются с 300-400 рублей, такой подход вполне оправдан.

Но я решил не искать легких путей и, как говориться, "дать ума" своим топорам.


На местном птичьем рынке купил три топорища.



Конечно, статься была бы интереснее, если бы я сделал их сам. Те топорища, что встретились на рынке, вырезаны из цельной доски и далее фрезером по шаблону заготовкам приданы нужные изгибы, после чего кромки скруглены калевочной фрезой - вот и все топорище, ничего сложного. Однако, впервые столкнувшись с этой темой, вопросы вызывает именно форма топорища со всеми изгибами и утолщениями. Поэтому в первый раз решил купить готовое.
Лучше всего брать топорище из березы, т.к. при ударе она не «сушит» руку. Но мне больше нравится ясень. Самое важное, на что нужно обратить внимание при выборе топорища - это направление волокон. Волокна должны не прерываясь идти вдоль всего топорища и при взгляде в торец быть параллельны полотну топора (в худшем случае быть под 45 градусов и ни в коем случае не перпендикулярны ему). Судя по фотографиям разных сломанных топорищ из интернета, производители недорогих моделей часто игнорируют это правило, закрашивая топорище, чтобы скрыть недостатки.


 
Раз уж решил облагородить топоры, начал со сдирания остатков старой краски и ржавчины.
Пришлось на первом этапе поработать болгаркой с зачистным кругом.


 
Далее наждачная бумага


  
и, наконец, матировал поверхность головки шлифовальной машинкой



В результате на полотне проявились некоторые клейма, которых раньше было не видно - ц. 70 к., штамп ОТК и еще что-то невнятное.


 
Далее нужно подогнать топорище под проушину в топоре. Для этого обводим проушину изнутри 



и переносим ее на торец топорища. 



Стамеской подгоняем форму топорища.



Далее надеваем головку топора до упора, после чего снимаем и стамеской убираем часть материала в местах, где на топорище появляются вмятины и другие следы от упирания головки топора в топорище. Снова надеваем железко. Оно проходит чуть глубже. И снова снимаем материал в местах, где появляются царапины и вмятины и так далее. До тех пор, пока топорище не будет плотно входить в проушину головки топора и торчать примерно на 1,5 сантиметра. Звучит муторно, но на практике процедура занимает 20 минут.



Аналогично поступаем со вторым топорищем (до третьего в тот день просто не дошли руки).




 
Проушина имеет форму клина и расширяется к верху. Для того, чтобы топор надежно держался на топорище, конец топорища нужно расклинить.



При этом одного клина, пусть даже вбитого по диагонали явно недостаточно, т.к. он расклинит топорище в одной плоскости, а нужно в двух. Ширина топорища в широкой части может быть такая, что волокна не будут раздвигаться без образования трещин (об этом ниже). Поэтому обычно сажают топор на пять клиньев. Один клин вбивается вдоль волокон и еще четыре поперек. 
Для клиньев в топорище делаются пропилы на 2/3 ширины топора. Для недопущения растрескивания топорища концы пропилов рассверливают. Для этого не допиливаем 5 мм от нужной длины пропила - тогда становится ясно в каком месте нужно делать отверстие, и вы не промахнетесь. После сверления делаем пропил до конца.


 
Остается только сделать клинья. Их обычно делают из того же материала, что и топорище.



Часто при насаживании топора советуют использовать эпоксидную смолу. Мне эта идея не понравилась. Рано или поздно топорище обязательно придет в негодность (если только ваш топор не музейный экспонат) и тогда выковыривание остатков эпоксидной смолы не принесет большой радости. Читал даже советы бросать топоры в костер, чтобы остатки эпоксидки выгорали.
Поэтому при расклинивании топора не использовал никакую эпоксидку с марлей. Только капнул немного столярного клея в пропилы для фиксации клиньев.
Первый блин вышел немного комом. Мне не удалось равномерно вбить клинья и они вошли на разную глубину. Поэтому рисунок вышел не очень.

Как говорится, на скорость не влияет ))



А вот с малым топором вышла совсем неувязочка. Вбить клинья удалось равномерно и рисунок вышел вполне симпатичный.



Если бы не трещина, которая пошла от распила вдоль топорища. Не помогло даже рассверливание в конце пропила. Скорее всего, неудача случилась из-за того, что древесина была пересушена. Или клинья имели слишком малый угол. Так или иначе, работу придется переделать.



После того, как топор собран, нужно стабилизировать древесину топорища. Это значит защитить ее от воздействия влаги, сделать устойчивой к колебаниям температуры, более плотной и твердой, не подверженной влиянию ультрафиолетовых лучей, технических масел, органических растворителей.
Стабилизацию, или как еще говорят, консервацию древесины проводят пропиткой дерева специальными химическими составами с последующим высушиванием, в ходе которого происходит закупоривание пор древесины и полимеризация (отвердение) пропиточного вещества в волокнах и капиллярах древесины. 
Выбор состава для пропитки дает полное раздолье для фантазии. Существует огромное количество специальных народных и промышленных средств: олифы, воски и прочие шеллаки. Мне хотелось чего-нибудь натурального и олдскульного, поэтому остановил свой выбор на льняном масле.

Рассмотрим матчасть.
Льняное масло относится к высыхающим маслам. 
Скорость высыхания масла зависит от ряда факторов: температуры помещения, степени освещенности, влажности воздуха и др. Так, например, в темноте льняное масло практически высыхает более, чем за 60 суток, на рассеянном свету - за 5-6 суток, летом при интенсивном длительном освещении и повышенной температуре - за З-е суток (http://slvm.ru/masla.htm).

Обычно на форумах процесс высыхания и отверждения масел называют полимеризацией.
В специальной литературе же полимеризацией масел называют термообработку масел при 250—300°С, которую проводят при ограничении доступа кислоро­да воздуха или его практически полном отсутствии. А вот переход масла из жидкого состояния в твердое называется пленкообразованием масел.
Так же форумах советуют немного поварить масло перед нанесением. Это называется оксидированием масел. Оксидирование проводят кислородом воздуха при температуре от 90 до 150 °С в течение нескольких часов. Процесс обычно ведут в присутствии сиккатива.
Сиккати­вы — это растворимые в маслах соли некоторых тяжелых металлов (Со,  Mn ,  Pb , Са,  Zn , F e , V и др.). Каталити­ческое действие сиккатива обусловливает ион металла. Анион соли способствует растворению сиккатива в масле.

В результате полимеризации или оксидирования растительных масел получают олифы. Различают олифы натуральные и уплотненные. Натуральные олифы представляют собой слабоокисленные или слабополимеризованные масла с добавкой сиккатива. Уплотненные олифы — растворы в ор­ганических растворителях (чаще всего в уайт-спирите) продук­тов глубокой оксидации или полимеризации, с вязкостью в 30—40 раз большей, чем у используемых в натуральных оли­фах (также с добавлением сиккатива).
Давая оценку олифам, как пленкообразующим, необходимо отметить следующее. Олифы требуют исключительно большого расхода масла на их производство. В то же время свойства лаковых пленок на основе олиф (даже натуральных) во многом уступают свойст­вам пленок на основе синтетических пленкообразующих, в част­ности алкидов. Лаковые пленки на основе олиф имеют гораздо меньшую твердость, более низкую водостойкость и меньший срок службы.

Сиккативы влияют не только на скорость высыхания покрытий, но и на многие свойства лакокрасочных композиций: повы­шают их вязкость, ускоряют образование плотных осадков пиг­мента при хранении красок. Они могут ухудшать цвет покрытия, а также вызывать сморщивание пленок. Кроме того, сиккативы ускоряют и процесс старе­ния покрытий, который по существу является дальнейшим развитием процесса окисления. Количе­ственный учет влияния сиккатива на перечисленные характеристики пленки учесть трудно. Поэтому оптимальное количество сиккатива, вводимого в лакокрасочный материал, обычно подбирается экспериментально.

Если кто-то захочет узнать больше или, может быть, поспорить с вышеизложенным, может обратиться к учебнику: Сорокин М. Ф., Химия и тех­нология пленкообразующих веществ. Учебник для ву­зов // М. Ф. Сорокин , Л. Г. Шодэ, 3. А. Кочнова .— М.: Химия, 1981 —448 с ., ил.

Итак, читаем дальше. 
Пленкообразование, по существу, является процессом окисли­тельной полимеризации. Окислительная полимеризация при пленкообразовании происходит в тонком слое (10—60 мкм), что на­кладывает свои особенности на ее протекание. Процесс форми­рования покрытия начинается индукционным периодом, во вре­мя которого трехмерный продукт почти не образуется. Затем система теряет текучесть и происходит гелеобразование, которое в свою очередь сменяется твердым стеклообразным со­стоянием. Индукционный период характеризуется быстрым погло­щением пленкой кислорода. В период гелеобразования в пленке происходит резкое увели­чение вязкости, причем уже при содержании трехмерного продук­та 1—3%.
Резкое увеличение вязкости пленки на этой стадии препятст­вует свободному доступу в нее кислорода. Реакции, протекающие с участием кислорода, переходят в диффузионную область. Огра­ниченность доступа кислорода (особенно в нижние слои пленки) резко уменьшает долю окислительных реакций с момента гелеобразования. Все большую роль приобретают реакции радикальной полимеризации, инициируемые различными радикалами, присутствующими в пленке. В то же время структура трехмерного покрытия, образующе­гося при пленкообразовании, неоднородна по толщине, что явля­ется следствием различных условий формирования пленки в раз­личных слоях.
Процесс пленкообразования неизбежно сопровождается окис­лительной деструкцией, в результате которой образуются легколетучие низко­молекулярные продукты распада (альдегиды, кислоты). Роль этих процессов особенно велика в наружных слоях пленки, поскольку они формируются в условиях большего доступа кислорода.

Несмотря на прочитанное, для своего топора взял самый худший вариант - масло пищевое нерафинированное. Никаких сиккативов или оксидирования с полимеризацией - только чистая льнянка.



Как и советуют на форумах, нанес первый слой масла и дождался его впитывания. Затем нанес второй слой масла и дождался его впитывания. 



Потом мне это надоело. Такой способ требует слишком много внимания к топору и процесс может затянуться. Есть другой вариант - для ускорения пропитки дерева его советуют класть в емкость с почти кипящим маслом. А еще существует вакуумный способ. Но такой способ применим к рукоятям ножей, к топору это тоже трудно применить, хотя и возможно. 
Я же решил поместить свой топор в кулинарный рукав для запекания с залитым в него 300-ами граммами льняного масла. Далее убрал получившийся пакет под стол на неделю, чтобы не мешался, лишь иногда поворачивая его и муслякая в пакете (от слова муслякать).



Пока пропитывал топорище льняным маслом возникло несколько вопросов, на которые не смог найти ответы в интернете. Например, на какую глубину проникает масло в древесину? Разбухает ли древесина от впитывания масла, как от воды? Изменяются ли свойства столярного клея, которым зафиксированы клинья в топорище, от воздействия льняного масла?
Чтобы узнать правду замочил в льняном масле еще один тестовый брусок из ясеня. Предварительно нанес на брусок и высушил пятно столярного клея.



Через неделею, точнее через 6 суток, масла в пакете стало значительно меньше. Оно уже не плескалось в пакете, а равномерно распределилось по топору и внутренней поверхности пакета. Настало время сушить.

Т.к. ни добавления сиккативов, ни полимеризации, ни оксидирования я не проводил, то сушка могла затянуться. Обычно на форумах предлагают класть деревяхи для сушки на подоконник, т.к. там есть ультрафиолет.
А причем тут ультрафиолет? Если опустить слова типа димеры триглицеридов, гидропероксиды, гомолитическое расщепление, диеновый синтез Дильса — Альдера, конъюгированные связи и изомериза­ция, то, говоря по-простому, ультрафиолетовое излучение помогает распадаться одним связям для образования других, более прочных. Поэтому ультрафиолетовые лучи оказывают на ускорение высыхания масел не меньшее действие, чем сиккативы.
Однако, как пишут на тех же форумах, часто пропитанные деревяхи, лежащие на подоконнике, не высыхают в течение двух месяцев и более. Ситуация усугубляется том, что февральско-мартовское небо в наших широтах не сильно богато на ультрафиолет.



Поэтому для ускорения процесса отверждения льняного масла решил использовать ультрафиолетовую лампу Camelion LH26 FS/BLB/E27. Решение кажется сомнительным на первый взгляд. Сможет ли эта лампа заменить солнце? Возникает много вопросов.

Вопрос первый - что такое ультрафиолетовое излучение?
Существует международный стандарт ISO 21348 Definitions of Solar Irradiance Spectral Categories (http://www.spacewx.com/pdf/SET_21348_2004.pdf). В нем определено, что ультрафилотетовым считается электромагнитное излучение с длиной волны от 10 до 400 нанометров. В отечественной литературе выделяют диапазон от 10 до 380 нм. При этом ультрафиолетовый диапазон делится еще наряд поддиапазонов, но это сейчас не важно. Запомним только, что свет с длиной волны менее 290 нм не достигает поверхности Земли, поскольку земная атмосфера, благодаря кислороду и озону, выполняет роль эффективного природного светофильтра (http://www.nkj.ru/archive/articles/3619/).

Вопрос второй - попадает ли ультрафиолет на подоконник? Ведь обычно принято считать, что стекло не пропускает ультрафиолет. Существует много противоположных мнений, но большинство их из области "бабка на базаре сказала". 
Ответ на этот вопрос мы найдем в книге: Борискина  И.В. Проектирование современных оконных систем гражданских зданий : Учебное пособие // И.В. Борискина,  А.А. Плотников, А.В. Захаров. - М.: Издательство АСВ, 2003 г. - 320 с.   (http://lightonline.ru/files/docs/books/designing_windows_system.pdf) На  стр. 133 видим такой график.



Из графика следует, что обычное оконное стекло пропускает ультрафиолетовое излучение с длинами волн от 300 до 400 нм, т.е. только длинноволновой мягкий ультрафиолет. Средневолновой и коротковолновой от 10 до 300 нм блокирует полностью. Значит, стекло все же пропускает ультрафиолет! Хоть и не весь. С помощью того же графика мы можем получить грубую оценку пропускания стеклом ультрафиолета. Для этого определим разницу площадей под графиком пропускания обычного стекла и уровнем 100% в диапазоне от 290 (минимум, проходящий через атмосферу) до 400 нм (граница УФ диапазона). У меня получилось примерно 0,6. Если у вас двойной стеклопакет, то степень пропускания будет 0,6х0,6=0,36. А если тройной, как у меня, то 0,36х0,6=0,22.
Вывод: Строго говоря, обычные оконные стекла пропускают ультрафиолет, но только очень малую часть его диапазона, и тот сильно ослабляют.

Но если окна пропускают 36% ультрафиолета (не так уж и мало), то как объяснить тот факт, что через окно нельзя загорать, пусть и в три раза медленнее?
Ответ дает следующая иллюстрация:



Биологическое действие ультрафиолета возрастает с уменьшением длины волны от 315 нм и ниже. Это действие возрастает вплоть до 290 нм, которые еще способны пройти через атмосферу. При этом оконное стекло надежно блокирует самый биологически активный диапазон, оставляя узкую полосу 315-300 нм, где биологическое действие минимально. Получается, за счет этого пропускаемого узкого диапазона, через стекло можно загореть, но эффект будет совершенно незначительный.

Пусть так. Тогда возникает следующий вопрос - а 36% - это от скольки? Может быть это все равно будет о-го-го, какая большая величина, что ни одна ультрафиолетовая лампочка не сравнится? И даже пройдя через пасмурное небо и двойной стеклопакет, солнечные лучи принесут больше ультрафиолета, чем  какая-то там Camelion LH26 FS/BLB/E27? Разбираемся дальше.

Количество солнечного ультрафиолета у поверхности земли зависит от множества факторов: от общего содержания озона в атмосфере, облачности, подстилающей поверхности, от высоты Солнца над горизонтом и прозрачности атмосферы. Поэтому будем ориентироваться на экспериментальные значения. Например, летом в Беларуси в безоблачные дни интенсивность ультрафиолетового излучения может достигать 0.15-0.18 Вт/м2 (http://pogoda.by/glossary/?nd=18&id=193). Вот это значение и примем за точку отсчета.

Получается, интенсивность ультрафиолетового излучения на подоконнике под прямыми солнечными лучами  летом в безоблачные дни составляет 0,18х36%=0,065  Вт/м2.

Чтобы сравнить эти данные с характеристиками ламп нужно эти характеристики знать. Однако, производитель их не приводит ни на сайте, ни на упаковке. Но мне повезло. В одном из научных журналов по экологии и природопользованию нашел статью, в которой описывается установка ультрафиолетового излучения для предпосевной подготовки семян. В ней как раз применена лампа Camelion LH26 FS/BLB/E27, характеристики которой авторы замеряли в испытательной лаборатории (http://journals.volgatech.net/index.php/forest/article/download/44/22).
Результаты измерений приведены в таблице



Однако, данные из таблицы не получится использовать в чистом виде. Так как значение освещенности в ней приведено при удалении лампы от фотоприемника на расстояния от 35 мм до 105 мм. В случае с топором эти расстояния не удобны. Поэтому нужно график продлить. Для предсказания следующего значения функции по предыдущим существует специальный математический метод - экстраполяция. Такие методы встроены во многие системы автоматизированного проектирования, например MathCad, MathLab и прочие. Они же встроены в обычный Excel. Правда там это называется не экстаполировать функцию, а построить линию тренда. 
В результате работы программы получаем тренд, представленный на следующем рисунке.
Горизонтальная ось - расстояние в миллиметрах, вертикальная - интенсивность ультрафиолетового излучения в ваттах на метр квадратный. Синей сплошной линией показаны значения из таблицы, пунктиром - эктраполированные. Ну, можно сказать, похоже на правду.



Самым удобным в случае с топором будет диапазон расстояний от 30 см до 1 метра. Увеличим соответствующую часть графика



Видно, что количество ультрафиолета на расстоянии до метра от лампы во много раз превышает количество ультрафиолета в солнечный день на подоконнике (на расстоянии 40 см от лампы - примерно в 13 раз). Давайте теперь оценим на каком расстоянии от лампы количество ультрафиолета совпадет с показаниями на подоконнике и под открытым небом. Увеличим соответствующие части графика:





Вывод: на расстоянии 2 метра 35 сантиметров от лампы Camelion LH26 FS/BLB/E27 получим столько же ультрафиолета, как на подоконнике с двойным стеклопакетом в безоблачный день. А на расстоянии 1 метр 15 сантиметров - как под прямыми солнечными лучами под открытым небом. 

Не смотря на наши допущения и округления, результат выглядит вполне правдоподобно. Надо отметить, что диапазон под открытым небом при той же освещенности будет шире в сторону более эффективного коротковолнового ультрафиолета. Поэтому под аналогичной по мощности лампой загореть все равно не получится, а вот испортить глаза - вполне возможно. 

Но, как говорится, теория без практики мертва, а практика без теории слепа. 
Пришло время проверить теорию практикой. 

Заранее развез детей по бабушкам погостить на выходных и в освободившейся комнате приступил к экспериментам. Для этого поместил топорище между двумя лампами Camelion LH26 FS/BLB/E27 на расстоянии примерно 40 см от каждой при комнатной температуре. Для увеличения интенсивности облучения ультрафиолетом установил зонты с отражающей внутренней поверхностью (не знаю, правда, на сколько это эффективно). При этом топор намеренно не протирал, а установил его как было из пакета со всеми подтеками масла. Для защиты глаз во время контроля и обслуживания установки использовал солнцезащитные очки с поляризацией и UV фильтром.





Топор простоял в таком положении ровно двое суток - с вечера пятницы до вечера воскресенья, когда дети вернулись из гостей и пришлось освобождать комнату.
 
Итак, что же получилось? А получилось довольно неплохо. Масло на металле полностью перешло в твердое стеклообразное состояние! И это за двое суток! В некоторых местах видны затвердевшие подтеки и капли. 
Осмотр топорища показал, что поверхность на ощупь стала сухой и шершавой. Если смотреть в отраженном свете, присутствует небольшой жирный блеск. Если провести по нему пальцем, то на пальце так же остается слабозаметный жирный след. При этом топорище приятно пахнет свежестью, а жирный след на пальце - рыбьим жиром.
Значит, двух суток под ультрафиолетом недостаточно для отверждения масла в топорище из-за более толстого слоя.
 
Топор пришлось убрать из детской и в таком состоянии он простоял до следующих выходных. При этом процесс отверждения масла практически остановился. Даже через пять дней топорище по-прежнему оставляло жирный след.
 


Ровно через пять дней, снова развез детей по бабушкам и снова собрал свою облучательную установку.
И через вторые двое суток под ультрафиолетом процесс пленкообразования полностью завершился. Поверхность топорища стала сухая, немного шершавая, не пахнет и не оставляет жирных следов. Скорее всего, высох только верхний слой, под которым масло по-прежнему жидкое и процесс высыхания продолжится. Однако, этого уже достаточно для работы. 







Давайте теперь посмотрим на тестовый брусок. Он должен развеять многие вопросы.
Во-первых, размеры бруска не изменились. Значит, рассчитывать на то, что от впитывания масла топорище разбухнет и насадка топора станет плотнее не приходится.



Во-вторых, после распиливания тестового бруска, по всей площади спила стало выступать масло. Уже через десять минут вся поверхность бруска, включая спилы, стала равномерно жирная. Значит, брусок пропитан маслом насквозь, а не только наружные слои древесины.



В-третьих, ковыряние стамеской клея на поверхности тестового бруска показало, что он не изменил своих механических свойств от воздействия масла - он не отслоился и не размяк.



На этом стабилизацию топорища можно считать законченной.
Но это пока не все. К сожалению, я не очень большой мастер в плане обращения с топором. При колке дров иногда промахиваюсь и бью по полену топорищем вместо головки топора. Из-за этого топорище в местах ударов расщепляется. Хорошо бы это место защитить.
Народ придумывает разные способы защиты - толстый слой изоленты, пластиковые бутылки со строительным феном, металлические пластины, полосы из автомобильных покрышек и прочее. Мне же понравился вариант с наматыванием  паракорда виток к витку. 
Получается, обмотанное возле головки топорище говорит не об искушенности владельца, а о его невысоком мастерстве владения топором? Наверное. Но мне не стыдно в этом признаться.
Однако, паракорд слишком нежный для применения в качестве ударопрочной оболочки. 
Что же тогда использовать?

Ответ на это мы найдем в википедии:
В  Средние века  (а в некоторых странах, например, в России — вплоть до XVIII века) пенька, благодаря своей прочности, использовалась в качестве дешёвых  доспехов  (пеньковая верёвка нашивалась на верхнюю одежду). Такой «доспех» при удачном стечении обстоятельств вполне мог выдержать сабельный удар и попадание пули на излёте. Последний известный случай активного применения пеньки в качестве «брони» относится к  обороне Севастополя  в ходе  Крымской войны: пеньковыми канатами закрывались амбразуры русских укреплений. Они останавливали вражеские пули. (ru.wikipedia.org/wiki/Пенька)
Пули! Карл! Они останавливали пули! 

Решил использовать канат d5 мм. Пулю им, конечно, не остановить, но он всяко надежнее тонкого паракорда. При этом никаких эпоксидных или ПВА-шных пропиток не использовал. По тем же соображениям, что и при насаживании топора - защита топорища рано или поздно все равно потребует замены и эпоксидная смола будет сильно мешать. При этом замена обмотки без пропитки занимает всего пару минут, что с лихвой компенсирует бОльшую долговечность пропитанной обмотки. Еще один аргумент - обмотка без пропитки внешне мне нравится больше и на ощупь приятнее.

Итак, делаем на топорище петлю в том месте и того размера, каким должна быть обмотка.



И начинаем обматывать топорище виток к витку. При этом нужно сильно натягивать канат, чтобы он аж трещал. Обязательно проводите эту процедуру в перчатках.



Сделав заключительный виток заводим конец каната в петлю



И потянув за свободный конец затягиваем ее. Тянуть пришлось изо всех сил двумя руками, уперев топорище в живот. Получилось надежно.



И только концы каната пропитываю столярным клеем чтобы не допустить их расплетание и дополнительно зафиксировать.



Топор готов к работе. Последнее, что осталось сделать - чехол для топора, чтобы перед друзьями выпендриваться.
Существует много вариантов для его изготовления - кожаный с заклепками, "эвенкийский" чехол, из резинового шланга и другие. Мне понравился вариант из формованной кожи. Для его изготовления вырезал из 10 мм фанеры пресс-форму.



Зазор должен равняться толщине используемой кожи плюс 1 мм.



Кожа, кажется, называется "Коньяк". Хотя я мог бы использовать и любую другую. Лишь бы толщина была не меньше 4 мм - для топора "самое оно".



В начале вымачиваем кожу в теплой воде



При этом из кожи выходить множество пузырьков. Процесс завершится примерно через 10 минут.



Накладываем заготовки на обернутый пакетом топор и зажимаем куски размоченной кожи в пресс. Далее начинается самый муторный этап - формовка. Берем ложку для грудничков (их обычно делают без заусенцев, которые могут повредить кожу) и водим ею с нажимом по всем выпоклостям и неровностям, которые ходим проявить. Через некоторое время (минут через сорок - час) вы увидите, что кожа становится как жесткий пластилин, который хорошо держит форму. В определенных пределах, конечно. Чтобы ускорить процесс можно использовать обычный фен. На всю процедуру потратил целый вечер.



К вечеру следующего дня заготовка окончательно высохла. Не вынимайте заготовки из пресса, пока кожа полностью не высохнет. Иначе есть риск, что мокрая кожа начнет принимать прежнюю форму.



Немного обрезаем лишнее и склеиваем половинки.



При склеивании чехла для топора можно использовать тот же пресс.



Далее нужно сшить склеенные половины. Для этого обошел несколько мастерских по ремонту обуви в надежде прошить чехол на машине. Но лишь в одной из них взялись попробовать, другие даже не пытались, сославшись на толщину кожи. Но и те, кто взялся, не смогли помочь. Действительно, обувная машина не смогла прошить 8 мм кожи. Пришлось делать по старинке. Разметил места будущих отверстий



и дрелью просверлил отверстия через одно. Использовал сверло 3 мм - это явно много. Лучше использовать сверло 2 мм.



Прошиваем чехол вощеной нитью



Важный этап - шлифуем торцы наждачкой. Таким образом нужно убрать все косяки и неровности, которые остались после предыдущих этапов. Все подогняем и немного скругляем торцы. В общем-то от этого этапа во многом зависит внешний вид изделия.



И еще один важный этап - финишное покрытие, которое должно скрыть недостатки, выделить достоинства и защитить чехол от внешних воздействий.
Мне не удалось найти специального лака для кожи. Поэтому опять пришлось изучать вопрос в интернете. На форуме декупажников нашел информацию о том, что они успешно применяют водно-дисперсионный акриловый лак Лакра для декупажа по коже. Причем опытным путем установили, что у разных производителей свойства покрытия получаются немного разные и указанный лак лучше всего подходит для кожи, хотя изначально создан для других материалов. Им покрывают даже кожаные обложки для паспортов в местах сгибов.




Результатом доволен. Получилось крепко и симпатично.







Отвезу топор на дачу. Буду им и дальше пару раз в месяц в теплый сезон колоть дрова для мангала. Тут теоретики, конечно, возмутятся - не колун же! Но другого не имеем-с, тем более, что с задачей справляется.



Надеюсь, было интересно и полезно. Читайте также другие мои статьи: http://littlehobby.livejournal.com/
Tags: своими руками
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments